eng  рус 
Blank
25339421_news_bigpic
%d0%a2%d0%b0%d1%80%d0%bd%d0%be%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f

Управляющий партнер

Ведомости
15.04.2014

Кого из работников стоит учить английскому за счет компании

Компании тратят немалые бюджеты на обучение иностранному языку сотрудников, у которых нет ни мотивации, ни прогресса в знаниях. Но появляются методики, позволяющие понять, в каких именно людей надо инвестировать

Как и у всех перфекционистов, у меня была проблема — начать говорить: я был убежден, что делаю много ошибок и меня не поймут», — вспоминает Максим Попов. Еще в 2012 г., будучи гендиректором компании Qiwi Wallet, он начал изучать английский по корпоративной программе дистанционным способом. Методика позволяет выбрать время занятий, преподавателя с учетом профессии. А главное — отслеживать в цифрах прогресс ученика, развитие разговорных навыков и процент ошибок, которые он делает. И если прогресса нет, человека правильнее отстранить от занятий, чтобы его место занял кто-то более мотивированный.

Спящий навык

Если обнаруживается, что сотрудник не продвинулся ни на шаг, его обучать дальше не стоит, лучше потратить деньги на более заинтересованного ученика, рассказывает Владимир Ковин, автор методики и основатель языковой школы Overcome the Barrier. Сам он бывший финансист, когда-то уехал в США, работал в Goldman Sachs и потерял работу во время кризиса 2008 г. Поэтому к созданию методики подошел с бухгалтерской скрупулезностью. Все, что говорит ученик во время урока по Skype, преподаватель записывает, а потом показывает ему эту речь в текстовом виде на экране — отмечая все ошибки и исправляя их. Когда ты видишь, что тебя понимают и даже записывают за тобой что-то внятное, ты начинаешь чувствовать себя увереннее и начинаешь говорить, пусть поначалу и коряво, объясняет Попов.

В тот момент Qiwi планировала выпуск IPO на американской бирже, команда была достаточно квалифицирована, чтобы выполнить эту задачу, и одной из проблем оказался языковой барьер, уточняет Ковин.«Клиент обратился к нам с конкретной целью — подготовить сотрудников, мы адаптировали курс под эту цель и обучили персонал общаться на соответствующие профессиональные темы на английском языке, — говорит он. — В результате компания успешно реализовала очень амбициозный проект».

Разговор вместо письма

В компании«Восточная техника» (дилер американской спецтехники Caterpillar) уже второй год используют методику Ковина. Здесь учат иностранному немногих, но зато стараются выбирать только мотивированных. Бюджетом на обучение распоряжаются руководители сотрудников: они отслеживают, снижается ли у них процент ошибок, рассказывает Мария Плюснина, T&D-менеджер«Восточной техники». Нерадивых учеников здесь уже не раз отстраняли от учебы. Зато тех, кто быстро продвигается, всячески поддерживают.

Игорь Евсюков, сотрудник отдела технической поддержки компании, несколько лет работает в подчинении менеджеров-экспатов, которые не говорят по-русски, сейчас его руководитель — австралиец.«Я считал, что знал английский, но в рабочих ситуациях, когда надо было, например, собрать стенд для испытания агрегата, слушая указания начальника, я многого не понимал и приходилось подключать язык жестов и тыканье пальцами», — замечает Евсюков.

Проблема с трудностями перевода — типичная для российских компаний. Особенно остро она стоит в регионах. Найти специалиста, сильного в своей области и при этом знающего английский, иногда просто нереально, уточняет Плюснина. Головной офис ее компании базируется в Новосибирске, филиалы и сервисные центры находятся в 29 регионах, в том числе в Якутии, Норильске, на Камчатке. Хорошие инженеры, да и управленцы с нужным опытом зачастую не знают английского, и компания берется их выучить за свой счет. Например, в Магадане технической поддержкой сейчас руководит менеджер из ЮАР и некоторые его подчиненные, в том числе механики, учат английский язык.

Чтобы преодолеть языковой барьер, хватило двух-трех месяцев занятий, говорит Евсюков. В отдел технической поддержки поступают письма о сложных неполадках техники, бульдозеров или самосвалов, разрешить которые порой трудно без обсуждения с начальником.«Раньше мне было проще написать руководителю письмо с помощью переводчика Google Translate, что затягивало решение вопроса, а теперь я подхожу к нему, он ведь сидит в пяти метрах, и мы быстро решаем, что делать», — рассказывает Евсюков.

Зарплатная мотивация

Компании готовы платить на 5-15% больше менеджерам, которые владеют иностранными языками. Несмотря на это, в некоторых отраслях довольно много управленцев, говорящих только по-русски. Наши менеджеры сильно продвинулись в теоретическом знании языков, но им не хватает разговорных навыков, замечает Марина Тарнопольская, управляющий партнер рекрутингового агентства «Контакт».

Вообще, незнание английского может существенно урезать зарплату вновь нанимаемого руководителя. Свободное владение английским было одним из требований к кандидату на должность гендиректора сети магазинов одежды в России, рассказывает Тарнопольская. Ему предстояло общаться с европейскими поставщиками, уметь говорить на языке брендов, которыми эти магазины торгуют.«Мы нашли человека с отличным опытом, который подходил по всем параметрам, он понравился нанимателям, но английского не знает», — говорит рекрутер. В результате ему могут предложить оклад меньший, чем максимальная ставка для этой позиции, — 300 000 вместо 450 000 руб. Ведь для такого руководителя придется нанимать не просто переводчика, а фактически заместителя со знанием языка, поясняет Тарнопольская.

Но распространяется ли это правило на специалистов и средний менеджмент?

«Если вы специалист — юрист или аналитик и владеете иностранным языком, то зарплата у вас будет выше, чем у человека, который им не владеет, — говорит Наталья Данина, руководитель исследований заработных плат, компенсаций и льгот HeadHunter. — Однако эта разница будет заметна, если человек применяет иностранный язык в работе». В России 44% мужчин и 56% женщин свободно владеют английским, 37% и 63% соответственно — немецким, отмечает она. Для топ-менеджеров в большинстве отраслей — это обязательный навык. Без знания хотя бы одного иностранного языка нельзя попасть на работу в большинство компаний, заключает Данина.